Геннадий Снегирёв — Ночные колокольчики — 3 ответов на Babyblog

Автор: | 29 сентября, 2020

Снегирев, Бианки, Сладков, Сахарнов, Скребицкий — авторы, чья поэзия в прозе с самых ранних лет небольшими абзацами на страницах книг и учебников знакомит нас с природой родных мест. Они, изъездившие страну вдоль и поперек, рассказали о ней детям. О ее лесах и горах, степях и пустынях, о тундре и тайге, о морях и реках. Рассказали так, просто, так доверительно, что до сих пор я, взрослый человек, читая, снова попадаю под обаяние поэтических строк этих рассказов.

Я очень любила читать детям Снегирева.

Мы читали тонкие книжки и голубой толстенький сборничек со страшненькой пестрой обложкой,

под которой все было очень достойно — белый, хоть и тонкий офсет, крупный шрифт, черно-белые иллюстрации Никиты Чарушина. И много-много небольших рассказов.

Конечно, к этим так любимым рассказам хотелось необыкновенных иллюстраций!

Поэтому у меня появился сначала сборник с чудеснейшими прозрачными рисунками Николая Устинова на мелованной бумаге,

а затем «Первое солнышко» с очень детскими милыми зверюшками Татьяны Капустиной.

Сборники эти дублировались и пересекались, но меня устраивало все. Мы читали то один, то другой, то третий, то снова возвращались к тонким книжкам.

Нисколько не надоедало!

Я посматривала на двухтомник с Митуричем, но не брала, хватало имеющегося, куда ж еще дублировать! Но появилась в обзоре новинок темно-синяя обложка с рогатым оленем и таким нежным названием — Ночные колокольчики.

Ничего нового не было в содержании.

Но развороты с заголовками разделов, так похожие на развороты Никиты Чарушина в книге Сладкова «С севера на юг«… Но та же самая прозрачность и детальность вместе с туманной зыбкостью фона — фамильная черта художников семьи Чарушиных….

но имя иллюстратора — представителя уже четвертого поколения этой семьи…

И оно пришло — Время Колокольчиков! Подаренное мне «Детским Временем».

Новая книжка так пришлась мне по сердцу, так дополнила новыми красками и образами давно знакомые рассказы, что я уже их не представляю без этих заново перечитываемых разворотов.

Вот наш любимый рассказ «Верблюжья варежка» с мохнатым двугорбым верблюдом и мальчишкой с ножницами в руках на рисунке! Полторы страницы текста, две иллюстрации — всего три страницы, а как нам их не хватало когда-то!


И до чего же хороши верблюды в пустыне!


Глядя на них, даже вспомнилась страничка Льва Гумилева, где он утверждал, что в арабской поэзии 27 стихотворных размеров, потому что у верблюда 27 аллюров )

Цветные рисунки с пингвинами и полярниками теперь будут рядом с черно-белыми рисунками Мая Митурича в старенькой книжке с пожелтевшими страницами.Про пингвинов всегда читали-перечитывали многократно, пингвинье чтение накатывало и возвращалось волнами вместе с играми и мультфильмами.

Я листаю книгу, в которой каждый разворот — праздник цвета, где легко льются строки, оставаясь в памяти ковром опавших листьев сплетением прозвучавших слов. Прекрасный язык! Это обязательно надо читать детям. Это очень просто и поэтично. Это короткие рассказы и чтение легко можно прервать без ущерба для смысла и содержания прочитанного. И когда-нибудь по случаю вернуться.

Мне так нравится узнавать короткие заметки, сравнивать иллюстрации этой книги с другими.

Евгения Чарушина-Капустина:

Это Татьяна Капустина:

А это Вера Горячева:

Все чудесны! Всё люблю!

И очень признательна автору за его такую спокойную, такую душевную и познавательную прозу.

Размещу здесь сведения о нем, найденные в интернете. Для любителей робинзонад здесь есть любопытные строки:

Геннадий Яковлевич Снегирёвписатель, классик детской литературы, автор 150 книг, изданных пятидесятимиллионным тиражом — в Советском Союзе и в России, в Японии и во Франции и т.д.


Родился 20 марта 1933 г. — в Москве.

Отец его погиб в сталинских лагерях, мама работала библиотекарем. Мальчик с детства узнал, что такое нужда и голод. После начальной школы учился в ремесленном училище, но закончить не пришлось: надо было зарабатывать на жизнь. В тринадцать лет будущий писатель начинает работать учеником на кафедре ихтиологии Московского университета. В шестнадцать лет у него обнаружился порок сердца. Врачи сказали: лежать. Лежал год, потом решил: лучше пойти в ледовое плаванье и направился с ихтиологическим отрядом на экспедиционном судне «Витязь» зимой 1951/52 г. из Владивостока к берегам Чукотки. Из экспедиции юный исследователь вернулся здоровым.

В 1964 г. вместе с профессором Лебедевым отбыл в необыкновенную экспедицию — на спасательной шлюпке, без мотора, под парусом, без запаса продуктов, имея при себе лишь соль, сахар, спиннинг для ловли рыбы и карабин для охоты. Экспериментаторы не только выживали, но и изучали экологические изменения Якутской тайги и реки Лены. Об этом путешествии была позже написана книга «На холодной реке».

Потом было еще много путешествий и было немало профессий — но ни одна из них не стала делом жизни. Делом жизни стали книги, которые родились из устных рассказов своим друзьям и товарищам. Знакомая — поэтесса Вероника Тушнова — отнесла рассказы на радио. Там их сразу же взяли и пустили в эфир. А в это же время редакторы из Детгиза искали новых интересных писателей, им на радио и посоветовали обратить внимание на Г.Снегирева.

в 1954 г. Вышла Первая его книга — «Обитаемый остров» — о животном мире Тихого океана С тех пор было написано немало книг в разных жанрах.

Ночные колокольчики — Лабиринт / Май-шоп

Всем хороших книг!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *