Зимние каникулы в Дагестане. Чечня. — 26 ответов на Babyblog

Автор: | 17 января, 2021

Утро пятого дня снова было солнечным и добрым. По плану стояла Чечня. Изначально я вообще не собиралась туда заезжать, но Ибрагим настоял, и я не жалею, что согласилась.

За завтраком мы продолжили знакомиться с местной кухней. Нам подали абрикосовую кашу с черным льняным урбечем, много хурмы и травяной чай с халвой. В культуре народов Дагестана абрикосовая каша занимает особое место. Это не только каша, но и десерт и лекарство. Роженицам сразу после родов и еще в течение трех дней обязательно полагалось съесть абрикосовой каши для лучшего сокращения мышц и скорейшего восстановления организма. Готовится она из свежих абрикосов, кураги или абрикосового сока с добавлением муки и сахара. Урбеч добавляется в углубление в центре тарелки уже после подачи на стол. Надо добавить, что пока мы колесили по Дагестану, повсюду нас сопровождали абрикосовые сады. Почему-то вспомнилось абхазское вино из несуществующих в Абхазии виноградников.

В домах, на террасах в горах, просто на любом свободном клочке земли растут абрикосы, нам рассказывали про какие-то особенные сорта розовых и белых абрикосов, которые не доходят до больших рынков. Определенно надо ехать летом, чтобы наесться этих дивных фруктов. Довольно быстро мы доехали до озера Казеной-Ам, которое лежит на границе Дагестана и Чечни.

Кезеной-Ам — это крупнейшее высокогорное озеро Кавказа, оно лежит на высоте 1860 метров над уровнем моря. При СССР здесь находилась тренировочная база сборной команды по гребле, во время чеченской войны она была полностью разрушена, сейчас у озера снова кипит жизнь, построены кафе, гостиницы, инфраструктура. Есть и планы по возвращению гребцов на озеро.

На въезде в зону отдыха (а у нашей Нивы были предательские московские номера, нас с ними вообще на каждом посту тормозили), чеченцы потребовали пропуск. Какой-такой пропуск? Не слышали, не знаем, не ведаем, едем из соседнего Дагестана, замерзли, хотим кофе попить. Упрямые чеченцы твердили что-то про регистрацию на КПП (который фиг знает где находится), про вирус и не положено, но в итоге пропустили, наказав быть в масках. Мы сразу побежали на озеро.

Синий прозрачный лед с белыми трещинами и пузырьками. Почти Байкал. На озере мужчины катались на коньках, а женщины ходили только по берегу. Вообще мы надеялись, что будет работать прокат коньков, но нет, Рамзан еще не дошел до такого размаха, пришлось валять дурака без коньков. В конце концов, на коньках любой может исполнить аксель или тулуп, а вот сделать тулуп в тулупе и без коньков…

Рядом с озером дети катались на ватрушках (наверх они ехали на траволаторе). Наш тюлень, неизменный спутник в путешествиях, наконец-то побывал в родной стихии ))

Вдоволь надурачившись, мы переехали в соседний аул Хой, в котором Рамзан устроил историко-архитектурный комплекс, посвященный жизни чеченцев. Хой в переводе — поселение стражников.

Когда-то Хой был густонаселенным пунктом, в нем жили 2 тыс. человек, заброшен он после депортации чеченцев в Сибирь в 1944 году, основная же часть разрушений пришлась на время чеченских кампаний, а совсем недавно аул вновь восстановлен, но по-прежнему необитаем.

На некоторых домах видны участки сохранившейся старой кладки. В каждый дом можно зайти и посмотреть внутреннее убранство, строить догадки, что за дом, для чего некоторые предметы (хотя некоторые сакли совсем пустые, мне кажется, этот комплекс еще не до конца доведен). Тут можно ходить-бродить весь день, отыскивая артефакты быта и истории.

Например, на некоторых камнях видны языческие символы (предназначение непонятно), на одном доме видели петроглиф в виде перевернутой руки (вроде бы это значит, что хозяин дома совершил кровную месть).

Что еще мы нашли в ауле? Две башни (на обе поднялись), площадку с костром для старейшин, овчарни, могилу почитаемого человека, мечеть. В комплексе есть чудесная беседка, в которой можно перекусить с видом на окрестные горы и Чеберлойский каньон.

Я бы осталась там до заката, но нас ждала рыбалка в Ботлихе, так что мы погрузились в машину и повернули назад. На рыбалку мы поехали к очередному другу Ибрагима, который вручную вырыл 1,5 км канала, сделал запруды и стал выращивать форель. Дом потом построил, причем комнаты его образованы старым вагончиком и двумя контейнерами, между которыми образовались стены. А внутри огромной «гостиной» остался жить старый огромный пень. Место совершенно очаровательное в своем хаосе.

Перед рыбалкой нам дали пострелять из настоящей винтовки по бутылкам. Кос был вне себя от счастья, метко разбил зеленое стекло бутылки из-под пива, насобирал полный карман гильз и теперь хвастается всем мальчишкам во дворе )) «Помочь чем-нибудь? — Женщина, лучшая помощь — не мешай, когда мужчина готовит!» Золотые слова.

Когда мы вернулись в Ботлих и все ушли спать, мы с подругой поддались на уговоры местного гида и поехали в ночи пить кофе на смотровую площадку над селом и любоваться ночными огнями и звездами. Никто нас не украл, и следующим утром мы отбыли в следующий пункт программы — Гуниб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *