«Камея из Ватикана» и мн. др.;)

Автор: | 16 января, 2021


Цитаты
1. Это так важно — время от времени думать собственной головой, а не интернетом! (Марина Тимофеевна)
2. У всех молодых, деловых и продвинутых должна быть аллергия на лактозу и ещё на этот… как его… глютен! Теперь нельзя съесть булку и запить её молоком прилюдно, приходится по секрету от всех, дома, иначе про тебя подумают, что ты отсталая или из провинции.
3. Есть немногие, которые живут, а большинство смотрит картинки про жизнь.
4. Быть милосердной без лицемерия сложно. (Александр Герман)
5. Жил чёрт-те как и умер тоже по-дурацки.
6. Ты можешь бояться кого угодно — собак или приведений. Главное, чтоб твои страхи не доставляли окружающим беспокойства. (Марина Тимофеевна)
7. Взрослые живут собственным умом и своими силами. Дети умом взрослых жить не желают, но силами взрослых прекрасно пользуются!.. (Марина Тимофеевна)
8. — А ты на чём сейчас сидишь?
— Я?! — удивилась Тонечка. — На тренажёре!
— Да нет, на белках или на клетчатке?
Вчера, приехав домой, Тонечка съела три котлеты, а потом ещё чаю напилась с зефиром в шоколаде. К чему это ближе, к белкам или клетчатке?..
И она сказала:
— На семенах чиа.
9. — Лично нам, например, так жить скучно и некогда. Лично мы, например, хотим кино хорошее снимать, а получается у нас всё больше какое-то дерьмо.
— Ну, снимайте хорошее.
— Не идёт.
— Тогда продолжайте снимать плохое! (Александр Герман и Тонечка)
10. Погодите, дамочка, погодите. Вы объяснитесь. Вот ручка, вот бумажка, изложите свои соображения в виде заявления. (майор Мишаков)
11. У режиссёра и продюсера всегда одинаковые отношения. Продюсер давит, режиссёр сопротивляется. Побеждает всегда продюсер. (Александр Герман)
12. — Опять работа над собой!
— А как же?! Вся жизнь состоит из этой работы. Иначе непонятно, зачем она нужна, жизнь.
(Настя и Марина Тимофеевна)
13. Не бывает усилий, которые пропали бы совсем даром. (Марина Тимофеевна)

«Пояс Ориона»

В предыдущей (она же первая и начальная) части истории про девочку Настю, Марину Тимофеевну и Тонечку, которая одной мама, а другой — совершенно диаметрально — дочь мы узнали, что: а) у Артемиды была серьга; б) серьга эта была одна… ну или до наших дней дошла одна, что для нашей отчасти детективной, а отчасти (на куда как больший процент) любовной истории совершенно не важно.
…У Артемиды была серьга, а у Ориона — пояс. Обе вещи совершенно реальны, хоть и овеяны легендами, но дело — здесь и сейчас — не в преданьях старины глубокой и тем более не в нынешней рыночной стоимости совершенно реальных овеянных легендами побрякушек, а в том, что в прекрасном зимнем Новгороде — том, который Нижний, пошатнулась в самых основах основ правильная и уютная — вот уже почти два года как! — Тонечкина жизнь. До совсем недавнего времени в разного рода передрягах у Тонечки всегда был один и тот же план действий. И этот план безотказно работал! Она звонила мужу, и дальше все как-то решалось. (с) В жизни было прекрасно всё — поступившая в театральный дочь, пусть, по мнению брата, который по сути должен считаться братом не ей, а как раз Тоне (ну да в кроне семейного древа нашей героини может запутаться кто угодно, даже учёный кот!), сыграть она пока может только обезьяну на лиане, обретшая мужа и собаку Челси мудрая мама, любимая работа, новоявленный интерес к красивой одежде и муж по фамилии Герман, знаменитый продюсер. Собственно, благодаря мужу Тонечкина жизнь и стала совершенно… другой. Заиграла красками и обрела неожиданные грани. И тут откуда ни возьмись (любовница? или еще хуже — противоестественные наклонности и синяя борода?)… Да нет, даже не так, просто у мужа, что логично, есть прошлое, и оно, кажется, совершенно не такое, как почти молодая жена себе представляла. Страшные тайны мадридского двора в антураже Нижнего Новгорода — и пояс Ориона, который в этом контексте не звёзды, как последний штрих к рушащейся (или она сама себе это выдумала? она отличный сценарист, она могла) Тонечкиной жизни.
В жизни реальной, скорее всего, всё так бы и рухнуло — от Тонечкиных ли … сценариев или от того, что Александр Герман действительно оказался бы тем, что жена там себе напредставляла, в конце концов, сценарист она действительно отличный, а значит, пишет в реалиях жизни. Даже в голливудском или около того кино он оказался бы очередным маскирующимся оборотнем. Всё не то, чем кажется. Это сейчас модно.
Но у Татьяны Устиновой — за то и люблю! — мир стабилен и правилен. Там не бывает оборотней в героях, а героини пусть и сидят иной раз на чемодане над обломками своей привычной жизни, но только в начале романа. В конце же мир вновь стабилен, надёжен и прекрасен.
Хотя «откуда ни возьмись» всё же присутствует, но не касается ни любовниц, ни прочих малоприятных вещей. А детей и собак много не бывает!
Так ведь?

«Камея из Ватикана»

Когда я читала предыдущую часть ныне уже трилогии про Тонечку и всех-всех-всех (это я сейчас про «Пояс Ориона»), то у меня оставалось стойкое ощущение… послевкусие… как бы это ни назвать, в общем, возникало головокружительное чувство свободы от всего этого мороза, простора, снега и свободы перемещений. Почему-то сразу думалось, что вот же — вот! — не то, что сейчас, в пандемийной реальности.
Как в воду глядела.
«Камея из Ватикана» как раз из нашей с вами реальности, где пандемия, маски и социальная дистанция вкупе с прелестями дистанционного образования.
Что, кстати, совершенно не мешает одним людям убивать других, а Тонечке — влипать в истории, «ввязываться в уличные потасовки», как выражается её муж.
В Москве свирепствует новый вирус, а Тоня с новоявленным юным родичем Родионом пытаются переждать её в маленьком городке Тверской области. Остальные из Москвы уехать не могут — им для работы-учёбы нужно либо личное присутствие, либо хороший Интернет. Тоня топит печку, печет пироги, пытается хотя как-то организовать обучение Родиона (который собирается в Суриковское, видит красоту самых неожиданных вещей и готов рисовать часами, но в остальном учится через пень-колоду) в условиях постоянно отваливающейся сети и совершенно для себя неожиданно (впрочем, как всегда) «ввязывается в очередную уличную потасовку».
В доме по соседству умирает пожилая дама. Тоня уверена, что соседку убили. А вот в том, что другая соседка, Саша, которая безумно ей нравится, «хорошая девочка, с которой можно дружить», Тоня не уверена совершенно. И в адекватности ещё одного действующего лица, который был ох как хорош и подходил Саше, а потом начал рассказывать неправдоподобные истории про Ватикан и его владыку — Тоня не уверена тоже.
Действующие лица здесь хороши и колоритны все — от крохотной собаки Буси, съезжающей по лестнице со второго этажа «на попе» до водителя «скорой» Кольки, упорно величающего Тонечку «тёть Тоней». И глава местной милиции хорош («майор Мурзин заглянул в дом и, кажется, украдкой попытался перекреститься»). И поп («надо говорить батюшка, Родион!»). И все. И всё.
И контраст между Москвой и крохотным провинциальным до последнего гвоздя населённым пунктом показан ярко, правдиво и внешне дико: это полное отсутствие личных границ, обсуждение громким шёпотом в спину, осуждение за любое нарушение принятых здесь и сейчас правил и норм (будь это хоть медицинская маска, которая сюда, в глубинку, ещё не добралась, хоть нестандартная собака, хоть раскованная женщина) и навешивание ярлыков. Такого не бывает? Не-а. Я жила в подобном аквариуме много лет. Бывает, амигос. Только так там и бывает.
Любовная линия переплетается с детективной и любовная, как водится, снова важнее.
Собственно, пока будет так мир устоит перед теми, из-за кого случаются детективы, и перед пандемией, социальными дистанциями и прочими дистанционно-изоляционными мероприятиями устоит тоже.

Не слишком удачные, на мой взгляд, НЕ новинки
«Звёзды и лисы»

Очередная вещь от Устиновой. Неплохая, местами интересная, местами забавная, совершенно точно принесшая несколько приятных часов, но… мне стало «не хватать» в Устиновой сразу после «Ковчега Марка». Вот в «Ковчеге» ещё хватало (и даже в семье прижились все эти «яиШни» и «полста-один»), а во всём, что было после него — нет. В разной степени, но нет.
Живут на свете (и не особо тужат) два брата — физик, широко известный в узких кругах, и рэпер — известный уже всем и постоянно мелькающий в СМИ. И тут внезапно на братьев падает нежданное наследство. Всё бы, конечно, хорошо, но наследство, так сказать, обременено невинно убиенным старичком, который, собственно, всеми этими радостями жизни до недавнего времени и владел. Под подозрением в первую очередь оказываются наследники и начинается круговерть из расследований, интернет-деятелей, семейных воспоминаний, звёзд (в прямом и переносном смысле) и лис.
Что мне показалось странным:
а — оставивший наследство был непростым человеком. Так почему он, буде знал о первом (неудачном) покушении на свою драгоценную жизнь не принял ровно никаких мер? А ведь мог — средства и возможности были. Какого рожна он ждал у моря погоды?
б — наша доблестная полиция, наверное, должна же осозновать, что у знаменитого, модного и богатого певца есть высококлассный адвокат (или даже не один)? Почему эти деятели в книге работают настолько топорно и спустя рукава, что их через страницу ловят и с наслаждением тыкают во всевозможные нарушения протокола?
в — зачем издатели спойлерят в аннотации, раскрывая основную интригу книги. Когда знаешь, КТО был наследодатель, дальше становится уже почти неинтересно. А они русским по белому пишут это на обложке… Ещё — но это уже чистой воды вкусовщина — мне не нравится отношение уважаемого автора к новому поколению (это не моё поколение, если что, это то, которому сейчас 20 с крошечным хвостиком) и — да — современным технологиям. То, что ещё было уместным в «Селфи с судьбой», сейчас становится утрированным до степени знаменитого: «Не верю!». Нет, то есть я верю, что бывают тупые люди. Но они бывают в любом поколении. А в то, что девочка, закончившая зарубежное учебное заведение (по-иностранному, то бишь, шпрехает), читающая «Бесов» (снова здравствуйте, Фёдор Михайлович!) и создавшая популярнейшее интернет-шоу, не знает, что такое тмин — не верю.
Но чего у Устиновой не отнять, так это умения просто, чётко и словно наяву показать человека на своём месте. Он — человек этот — может делать сложные аэродинамические рассчёты, читать рэп, тушить цесарку с капустой или брать интервью — он будет на своём месте и делать то, что ему нравится. Этим он будет счастлив. Люди-на-своём-месте, кстати, могут совершенно не понимать друг друга: считающий читающего, снимающий считающего. Но они будут на том единственно верном для себя месте, найти которое можно только желать — любому (и себе в первую очередь).

«Призрак Канта»

Навязчиво претендует на «разочарование года», увы. Это при том, что я в целом люблю устиновские детективы за атмосферность, концентрированный уют, приятные любовные линии и вообще в качестве мозгоразгрузочного чтива.
Итак, перед вами не просто абы какой детектив, дамы и господа, а — мистический, ибо содержит в том числе призрак в доспехах Канта, а если уж совсем начистоту, то ещё и Бесселя до кучи. Действительно, что за старинный дом без привидения… а события развиваются в поистине старинном доме (ныне гостиница) славного города Кёнигсберга.
Если честно, то впечатление от прочтения у меня неоднозначное: с одной стороны есть моменты (примущественно в описаниях мест дислокации), которые вот прямо квинтэссенция всего того, что я люблю в Устиновой. Честно говоря, я так предвкушала некое приятное лёгкое чтиво это после «Шерли»-то, да, мне так — до мурашек — понравилось начало… за «ртутную» воду залива вообще хотелось её расцеловать — настолько выпуклой оказалась картинка, хоть живи в ней… и тут вдруг вот это всё. Кант с Бесселем. Нет, они на самом деле там есть — не плод воображения, не игра слов и даже не бред вкупе с галлюцинациями (за это относительно рациональное объяснения я упрямо держалась до последнего, но нет).
История получилась маленькая и не так чтоб сильно сложная. Убери оттуда Канта (с Бесселем) — получится еле-еле повесть, так что их присутствие, как знаменитая картина из «Простоквашино», вероятно, имеет для автора весьма практичный смысл. Жаль, что для читателей не имеет. Никакого.
Даже в части рациональной (это которая без Канта и без Бесселя тоже) очень режут глаз штампы. Ну вот появляется очередной бездомный собакен — и тут же его усыновляют; или очередное лоскутное одеяло валяется на кровати — в «Селфи с судьбой» валялось и валяется тут… и ясное дело, что, может, приличные люди собак бездомных подбирают в масштабах страны десятками, и одеяло лоскутное тоже как бЭ не редкость, НО
В книгах одного автора, одни и те же мотивы это почти моветон, это штамп и избитость, в конечном итоге это почти неуважение к читателю, который «схавает» и очередную собачку (не люблю кошек, но вот почему — для банального разнообразия — не кошку, а?), и очередное одеяльце в стиле печворк. (Там даже сентенция про скорпиона а подушке слизана у себя же (если, конечно, уважаемый автор сама это всё пишет, а не литературные «негры»): только в первоначальном варианте вместо скорпиона был паук).
Ведьминский изумруд ещё отдельно доставил. Ну вот был бы камень и камень. Дорогой, фамильный, легендами обросший, но нет же — надо и вокруг него нагородить огород с потусторонними силами и предназначениями. Почти Сильмарилл получился, ладно, хоть руку за него никому не … того. Собственно детектив здесь краешком и боком, в него отчасти вмешиваются мать их за ногу призраки, а развязка — вообще просто феерический «упс!».
СПОЙЛЕР: Я не поняла категорически — если тайный ход на маяке был замурован, и наш главгер, который ВасьВась, случайно в него попал, когда (благодаря призракам, аааааааа!) сдвинулось пространство-время, то КАК (???) через этот недоступный из нашей реальности ход прошёл главгад (разумеется, убийца-дворецкий), чтобы, собственно, совершить убийство? Для убийцы призраки тоже вертят пространственно-временной континууум (ох, сказала бы я, где они его вертят, но — самоцензура)?
В общем, резюмируя: разочарование и печаль. Я изначально не ждала слишком многого, но я ждала совершенно другого. Детектива я ждала, пусть и мелодраматичного, а не плясок с бубнами и вот этого вот всего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *