Книжное лето или От чего дергается глаз — 33 ответов на Babyblog

Автор: | 29 сентября, 2020

Лето… В этом слове так много всего… Запахов цветов и скошеной травы, солнечного света, обнимающего тепла, треска кузнечиков, звона птичьих голосов, брызг дождя и сияния радуги… И ещё в нём — целая, ни на что не похожая, жизнь! В этом я уже много ЛЕТ соглашаюсь с Олегом Митяевым. А удивительный Рэй Бредбери каким-то чудом ухитрился поймать всё моё летнее мироощущение и впихнуть его в одну гениальную строчку: «Стоит лишь встать, высунуться в окошко, и тотчас поймёшь: вот она начинается, настоящая свобода и жизнь, вот оно первое утро лета»….



Соня тоже его очень любит. Лето. Своё лето.

Ведь только летом тени на асфальте такие чёткие и яркие, что кажется: они живут своей, настоящей, жизнью. И ты с ними разговариваешь с помощью жестов, и они отвечают, стараясь сохранить свою индивидуальность, но всё же соглашаясь немного подыграть тебе…

Только летом можно, едва просохнув после утреннего душа, мчаться вприпрыжку за батоном к завтраку в магазин в соседнем подъезде дома, мурлыча под нос «Миллион алых роз», а потом, по-быстрому всучив мне батон с отгрызенной хрустящей макушкой, умчаться в ещё пустой двор и до одури качаться на качелях, пока не позовут завтракать.

Только летом можно рано встать по будильнику, собрать немного провизии, заварить чаю, напялить соломенную шляпу и вместе с подругой унестить на соседнюю аллейку, где устроить пикник вместо завтрака под уютными рябинками.

Только летом можно из веток, обрезанных дворником у местных кустов-деревьев, строить шалаши наперегонки с мальчишками (у кого получиться лучше), а потом жить там целых пол-дня.

И, конечно, качели. Раскачиваться «до стучка». Это когда качели задираются к небу так, что падают сверху со стуком на перекладину, за которую подвешаны… Я на это смотреть не могу даже с седьмого этажа. Только летом можно ставить рекорды на этих качелях — 100 стучков, 250….

А ещё же велосипеды, самокаты, ролики, скейты и … бешеная скорость!

Читать же совершенно некогда! Но любовь к книгам не может победить даже лето! Даже такое лето! Которое началось у нас с началом апреля и длилось почти до середины сентября — жаркое, солнечное, без комаров и мошек…Не помню я такого в своей жизни! Соня, собираясь в школу, даже заявила: «А мне лета хватило!» Ну, понятно, чего ж…

Так вот, собственно, о чтении… Соня ухитрялась читать между делом: утром после душа, когда грелась и сохла в своей ещё тёплой кровати, потом, одеваясь на улицу, потом перед обедом, потом перед и после ужина и, наконец, перед сном. Перед сном было больше всего времени для чтения. Потому что засыпалось летом ооочень поздно… Этим летом Сонино чтение было особенно разношёрстным и беспорядочным. Новых книг — по пальцам перечесть. Зато старых… Мне кажется, она перечитала всё, что у неё было. Их всегда лежало по всей квартире штук по 10. В разных местах — где присядет, там и дом читает…

Расскажу только о тех, к которым дочь возвращалась, а значит, они запали в душу. Начну, пожалуй, с самой летней, удивительно лёгкой и солнечной, как и само это время года, книги. Это Саша Чёрный «Чудесное лето».



Потрясающе увлекательная книга. Какой-то тонкий и воздушный, как летняя паутинка, юмор автора очень гармонично вписывается в повествование о летних приключениях обычного, но не совсем, мальчика Игоря, привыкшего в свои 10 лет бесконечно переезжать с одного места жительства на другое и оказавшегося вдруг в чудесной французской деревенской усадьбе…

Читали взахлёб. Большая часть книги пришлась на наше короткое пребывание на даче и очень удачно вписалась в этот наш отдых. А у Сони с Игорем случилось удивительно много пересечений. Взять хотя бы их общую любовь к чердакам… А ещё Соня нашла на даче клад с игрушками, оставшимися от нескольких поколений детей, отдыхавших в разное время на этой даче, — вечером мы читаем историю о том, как и Игорь (!) нашёл клад со старыми игрушками… Правда, в отличие от Игоря, который раздал игрушки детям, Соня оказалась более меркантильной — выпросила у бабушки часть игрушек для себя и увезла их домой.

Вообще Соню многое впечатлило на даче в этот раз. Кроме чердаков и клада она научилась топить баню, вернее зажигать спички и поджигать топку. Она по-настоящему чинила с папой старую лестницу, сама вытащила огромным гвоздодёром (почти с неё ростом) несколько гвоздей. Даже, как оказалось, один ржавый трофей приволокла в своём рюкзаке домой…Достаю уже дома из-под банкетки свои кеды, пытаюсь один надеть, но там явно что-то мешает… Вытряхиваю. На плитку прихожей падает здоровенный ржавый гвоздище.

— Соня!!!

— Вот он!!! А я его потеряла! Он, видимо, с банкетки свалился….Я его хотела Варе показать…

А ещё на даче была встреча с ящерицей лицом к лицу. Соня как раз растопила баню и уже было собиралась выйти, но увидела маленькую ящерку на полу… Тогда она очень тихо, плавно опустилась на самый пол, легла на живот (как она это умеет делать, наша резкая и взрывная Соня, не пойму) и застыла вот так прямо нос к носу с этой ящеркой, они почти касались друг друга! Ящерка очень внимательно смотрела Соне в лицо и не пыталась бежать… Эх, жаль камеры ни у кого из нас в руках не оказалось — такой кадр бы был! Соня решила, что, если это и не медной горы хозяка, то уж точно одна из её помощниц…

***************

Этим летом Сонь прям не на шутку увлеклась птицами. Заставила меня купить определитель птиц.




Там и другие книжечки в тему подтянулись, и все как на подбор — классные!



Книга про синиц вообще зачитана до дыр). И, естественно, она всех этих синиц узнаёт мгновенно.




Как-то в бору одна женщина, увидев московок, удивилась: «Что за интересные птички такие?» Соня ей тут же ответила, что это синицы московки. Женщина не поверила и категорично заявила, посмотрев на Соню сверху вниз: «Это не синицы!» Соня объяснила ей, что у неё есть книга про синиц, и она всех синиц очень хорошо знает. Женщина удивилась, но больше спорить не стала.

— Пап, а ты знал, что московки могут жить в мышиных норах?

— Нет… А мыши этому рады?

— А кто это?

— Что — кто?

— Ну, кто это — мурады?

— Кто-кто???

— Мурады… Ты же спросил: «»А мыши — это мурады?»…

Папа зашёлся в диком хохоте, а Соня пролепетала, что подумала, будто мурады — это кто-то типа жильцов в коммунальной квартире…

Однако, дело книгами не обошлось. Сонь купила себе блокнот и приспособила его под дневник начинающего орнитолога… С таким интересом она наблюдала за птицами, фотографировала гнёзда, самих птиц, ходила по пятам за слётками…


Но и этим дело не ограничилось. Соне удалось приручить отдельные экземпляры). И не только птиц…

Этим летом мы чаще обычного бывали в нашем сосновом бору (в 15 минутах ходьбы от дома). В первый наш летний поход Соня уговорила нас купить семечек или орешков:

— Хочу попробовать приманить белочку!!

И понеслось… Началось всё с белочки.


Но этому мы не удивились. Белочки у нас в бору не из пугливых. Хоть и не совсем ручные. Но надо отдать Соне должное: она способна стоять (сидеть на корточках) с орешками на вытянутой руке очень долго, даже если пока никого из белок и не видать. И её терпение всегда вознграждается. Пушистые рыжие красотки прибегают и доверчиво берут еду из её рук. Кстати, этим летом я впервые видела, как белка делает запасы: возьмёт у Сони орехи, шнырь под сосну и давай закапывать! Ни одного лишнего движения — всё чётко, ловко, быстро. Возвращается снова, хвать — и опять копать!


Потом Соня решила уйти вглубь леса подальше — слишком много людей останавливаются посмотреть, как она кормит белок. Она облюбовала себе большой удобный пенёк у тропинки и села рядом, положив ладошки на пень… Ждать пришлось недолго — глазастые белочки скоро пришли пополнять свои запасы. Думаю, скоро наш сосновый бор станет смешанным — прорастут кедровые орешки, заботливо припрятанные ими в землю. Потом вдруг совершенно неожиданно для нас рядом с пеньком появились пугливые бурундучки. Они с завистью смотрели на белок, но подойти близко не решались. Но, видя, что белки совершенно безнаказанно лопают кедровое лакомство, они отважились!


А потом, глядя на бурундуков, решились и ….птицы! Самыми храбрыми оказались поползни, следом за ними налетели на Соню московки, причём массово. А как они шипели, отгоняя друг на друга от живой кормушки! А вот болшие синицы так и не решились. Хотя нет, одна-две всё-таки клюнули с ладошки и испуганно отскочили на безопасное расстояние…


Сколько же было у Сони восторга! Сколько положительных эмоций! Ни один контактный зоопарк рядом не стоял! Приручить диких животных — это вам не шуточки! Потом мы много раз приходили к этому пеньку. И мне кажется, зверьки и птички уже стали узнавать Соню, и садились ей на ладошки сразу, только завидев её. Более того, Соня даже умудрялась гладить их — не только белок и бурундуков, но даже и птичек!

— Они такие мягкие, приятные! А как прикольно птички цепляются лапками за пальцы! И они совсем меня не боятся! Узнают, наверное, уже?.. А вы видели, как ко мне на ладошку села хулиганистого вида московка (она такая взъерошенная была!) и шипела на всех, кто прилетал? Так долго сидела! А ещё они на помпон мне садились, видели? Я это чувствовала!

Люди, доходившие до этого пенька, от удивления застывали на месте: «И бурундуки берут из рук??? Как?! И птицы?!!!» И фотографировали…


********************

На этом фоне Соню Соню сильно впечатлил рассказ про синиц из сборника Бориса Алмазова «Пирожное для Пушкина».



Наконец Соня его достала и прочла — очень долго он стоял на полке. Но дождался своего часа и стал Сониной книжкой. Она, как и все свои любимые, таскала эту книгу за собой всюду, сто раз перечитывала, читала нам и до сих пор возвращается к ней. Хорошие истории — добрые, с юмором и очень глубокие.

******************

….Сидим как-то с Соней на лоджии, попиваем кофе и разговариваем о всякой ерунде.

— Мам, вот что ты можешь сказать, к примеру, о владельце этого велосипеда? — Соня посмотрела на свой велик, стоящий в углу.

— Ну, не знаю… — Я начала выкручиваться, — Наверное, я бы подумала, что он принадлежит девочке…

— С чего вдруг? Он же — унисекс…А я вот бы сразу сказала, что он принадлежит человеку, умеющему кататься и любящему скорость.

— Это ещё почему?

— Элементарно, Ватсон! Первое: такой крутой велосипед никто не купит человеку, который ещё не умеет ездить на велосипеде совсем! А второе: разбитый светоотражатель впереди говорит о том, что хозяин велосипеда любит гонять на нём с большой скоростью!

И правда, элементарно…


Эту книгу мы купили давно. Соня начинала её, заинтересовалась, но потом благополучно забыла… А тут недавно интерес воскрес, и мы прочли с ней сначала Голубой карбункул, а затем ещё парочку. У Сони горели глаза, когда она делилась с папой своими впечатлениями о Шерлоке. Ведь в самом деле, фигура великого сыщика, его умение работать и мыслить поражают не только юное сознание и практически затмевают саму фабулу преступления.

Правда, сам сборник восхищения у меня не вызвал. Рассказы в нём между собой не связаны, хронология не соблюдена совершенно:.в одном рассказе Уотсон женат, в следующем — он живёт у Холмса. Подборка историй в сборнике, мне показалось, не совсем удачная, какая-то непоказательная что ли…Иллюстрации, наверное, интересные. Но для меня их как бы нет. Они существуют сами по себе, их можно рассматривать безотносительно к тексту. Ни я, ни Соня на них совершенно не обращали внимания, читая, то есть, на мой взгляд,. книга могла бы обойтись и без них.. Но они и не раздражают. В общем, я начинаю покупать Нигму). И, думаю, будем где-то через годик читать. Первая книга «Знак четырёх» уже у нас. Но начинать будем, наверное, не по порядку — с Собаки… Хотя, как знать…

*********************

Этим летом две эпохальные, не побоюсь этого слова, книги захватили Сонино воображение. Это великолепный Жюль со своими Детьми капитана Гранта и капитаном Немо.


Детей мы читали вместе, то есть я читала Соне, а она потом перечитывала ещё.


Открываю книгу, пытаюсь найти кончик ляссе, но не нахожу.

— Сонь, привыкла, когда читали Остров сокровищ и Робинзона, что в книге есть ляссе (говорю я, признаться, неправильно — с ударением на первом слоге, нравится мне так больше почему-то), и здесь пытаюсь её найти!

— А что такое «ляссе»?

— Тесёмка в книге, закладка.

— Ааа… А как её точить? — немного подумав, недоумённо спросила Сонь.

— Кого точить?

— Ну закладку эту, ляссе? Ну, ты знаешь же выражение: «Лясы точить?» Это же значит болтать о пустом? Так и причём здесь закладка?..

Книга шикарная (имнно книга, не издание). Стиль, непередаваемый Верновский юмор, образность речи — потрясающе. И приключения, конечно -закачаешься, особенно для юного любителя. Соню полностью захватил сюжет. Но его ей показалось мало, в дУше она, если не пела, то сточиняла собственные истории по мотивам. Как-то, проходя мимо ванной, слышу:

— Паганель, как всегда, начал рассеиваться…

Кстати, Паганеля Соня полюбила всей душой. В этом весёлом, жизнелюбивом, доброжелательном учёном, рассеянном почище того нашего, который с улицы Бассейной, Соня узнала родственную душу:

— Ха-ха). Меня, как и Паганеля больше интересует поэзия, нежели прогресс.

Читать нам было интересно и весело, несмотря на драматизм завязки. Соне, конечно, было мало того, что я читала ей по паре глав. Однажды, когда сюжет начал двигаться не то, чтобы к развязке, но к её началу, когда наконец проницательный Мак-Наббс разоблачил боцмана Айртона, Соня аж выпрыгнула из-под одеяла:

— Как я люблю такие запутанные историиииии! Мам, почитай ещё, пожалуйста! Ну ещё одну главу.

Соглашаюсь — самой интересно. Просит ещё. Потом ещё.. В комнату входит муж и, нахмуриваясь, грозно спрашивает:

— А чего это Соня ещё не спит? Чего так долго читаете?

Соня высовывает свой нос из-под одеяла и, глядя на сердитого папу, требует:

— Пап! Не мешай моему счастью своими хмурыми бровями!

И, конечно, чтение этой книги прерывалось бесконечными подпрыгиваниями к компьютеру:

— Мам, я посмотрю на красных волков, можно?.. Мам, а гуанако какие, я гляну быстро?

И ещё вот эту книгу Сонь всегда держала наготове, чтобы прочитать нужную в данный момент информацию, удивлялась совпадению иллюстраций.


Фильм с Николаем Ерёменко и Тамарой Акуловой мы, конечно, тоже посмотрели. Соня нашла режисёра кровожадным: «Жюль Верн куда добрее к людям! В книге все герои до единого остались живы, а в фильме режиссёр зачем-то убил сначала Вильсона, потом Олбинета, и в конце не успокоился — одного из матросов капитана Гранта!» Решила, что папа и лорд Гленерван схожи по темпераменту, а Тамару Акулову окрестила «ортодоксальной советской актрисой».

— Мам, ну, у неё прямо типичное советское лицо! Не знаю, порадовала бы актрису такая оценка, но в случае чего её бы утешило то, что Соня нашла её очень красивой.

*******************

За «Двадцать тысяч лье под водой» Соня взялась сразу же после Детей, предварительно между делом изучив вот эту книгу, которая только подогрела интерес к Капитану Никто.


Начинала читать книгу я, потом Соня как-то плавно ушла в самостоятельное чтение…


— Сонь, красиво Жюль Верн пишет — так и видишь это всё своими глазами!

— Да, мам, красиво! Я некоторые фрагменты перечитываю. А некоторые даже шёпотом проговариваю, чтобы не только увидеть эту красоту, но и услышать!

Соня очень трепетно относится ко всему живому и очень расстраивается, когда от рук человека погибает какое-то животное. Прочитав про то, как герои, прогуливаясь по морскому дну, убили гигантское членистоногое…

— Пап, вот зачем они его убили? Жюль Верн какой-то кровожадный по отношению к животным…

— Сонь, не суди его строго, в то время убить чудище считалось доблестью).

— Хм,человек вообще, то есть как класс, всё-таки эгоцентрист. Тоже мне царь природы! Хорошо хоть сейчас не все люди так думают!

Читала книгу она очень внимательно, даже те места, в которых подробно описываются морские животные, включая и их подробную классификацию (и надо заметить, мест таких в книге довольно много).

— Ух, надоели мне эти зоофиты!

— Так пропусти!

— Нет, не буду, интересно! Хм, «летучий пегасик»! Как будто пегасы бывают нелетучие!

Как-то на даче я попросила Соню набрать мне веточек укропа…

— Ага! Сейчас!

И Сонь, привыкшая к бесконечным классификациям в капитане Немо, начала вещать, отщипывая пушистые веточки:

— Перед вами растение класса зонтиковых, семейства укропчато-трубчатых…

В конце невероятно расстроилась от того, что никто ей не расказал вразумительно историю капитана Немо. Но надеется на Таинственный остров…

*******************

Была ещё книга про любимого автора — Астрид Линдгрен, купила её после Олиного рассказа. И не пожалела.


Очень эффектное оформление.





Что касается содержания — легко, непринуждённо, достаточно интересных фактов. В общем, Соня прочитала её тут же на улице, как только мы вынесли книгу из пункта самовывоза. Села на качели, взяла книгу… Ну. конечно, просто сидеть и читать она не может. Сто раз подпрыгнула, чтобы прибежать ко мне и поделиться каким-то особенно интерсным фактом и снова вернуться на насиженное место. Читает её до сих пор. Что особенно впечатлило? Всё! Особенно ей запала фраза, сказанная Астрид Линдгрен принцессе Виктории по случаю объявления первой Человеком года:

— Надо же! Какое у человека чувство юмора по отношению к себе!

*****************

Сейчас Сонь читает (иногда вместе со мной) книгу из папиного детства, которую он вручил мне почти одновременно с рождением Сони, чтобы я ей почитала . Обязательно! Мы, конечно, подождали немного… И вот — читает!


Про экспедицию Джеральда Даррелла в Африку за редкими животными, которых он там добывал с помощью местного населения. Ещё та веселуха!

Сонь читает и восторгается на каждой странице. Рассказывает нам почти всё подряд. Восхищается стилем автора, его невероятным юмором, его точными и оригинальными сравнениями… В общем — опять стопроцентное попадание! Вот только меня немного смущают отдельные эпизоды — про склонность Фона Бафута к пьянству и описание этих моментов на празднике. Правда, написано это с таким юмором и так безобидно, что наш ребёнок только хохочет над незадачливым Фоном и попавшим в переделку Дарреллом… И опять скачки к компьютеру во время чтения — то посмотреть на волосатых лягушек, то — на перуанскую белку…

Ещё были книжечки, как говорит Марина, для радости, которые тоже стали любимыми:


В этой сове Соня признала себя):




Вот такое у нас получилось довольно плодтворное, на мой взгляд, книжное лето.

Оно уже убежало, скрылось где-то, оставив после себя долгое послевкусие. И, как тот Карлсон, обещало вернуться… Уже новым, надеемся, богатым на новые впечатления!

P.S. Сидим обедаем. Три дня до школы.

— Сонь, представь, уже совсем скоро в школу!.. Может, надо в столбик посчитать… Таблицу умножения повторим?

После минутного молчания:

— Мам, у меня что-то глаз задёргался… Знаешь, меня Варя ждёт на улице. Пойду я, ладно?

-Ладно….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *