Книжный Салон 26 мая, эпизод 1 — 1 ответов на Babyblog

Автор: | 27 мая, 2021

Когда в Петербурге жара, пыль пытается воспарить, полетать, покружить, прилипнуть ко всем слизистым оболочкам, пусть даже к давно пересохшим.

Живительный питерский дождичек выявляет красоту города, прохожим придаёт осанку (чтоб из-под зонта ничего не высовывалось), а движениям грацию (чтоб не подскользнуться). И голову следует держать правильно — нос задрать на уровень второго этажа.

Сравните сами: вот вы идёте встречаться с книгами с правильно поднятым носом.

Изображение

А вот вы нос опустили: поэзия осталась вверху, а внизу — машины, машины, ряженые Катерины, лужи… Срочно задираем нос!

Изображение

А что это за белый шатёр в арке Генштаба?

Взглянем с другой стороны. Это первый пропускной пункт на вашем пути к книгам.

Изображение

Скользим вальсом, не задерживаемся — тушку прямо, поклажу влево (зонтик в руках! зонтик не класть!), мобильник вправо. Собрались всеми своими запчастями в единый трансформер, повернули направо, открыли дверь в здание Генштаба.

Изображение

Здесь скользим медленней, старательно шаркаем — впускают порционно, охранник определяет порцию на глаз — человек 8-10, где-то так.

Затем продолжаем ритуальный танец во славу безопасности — сами прямо, мобильник вправо, поклажа влево (зонтик на ленту, вместе с вещами! Говорю же, ритуальное действо, в нём есть порядок, а не смысл).

Вновь собрали себя воедино, щёлкнули для надёжности сочленениями, двинулись в кассу.

Изображение

Посещение бесплатно, но билет — бесплатный — нужен. Нужен, но не на все мероприятия. Билеты тоже порционно, стойте, ждите, когда будет новая порция. Мне пришлось ждать 30 минут — не знаю, много это или мало.

За кассами проходов 5, турникетов чуть больше, но всегда есть один тайный, не перекрытый турникетами проход — гуляй не хочу!

За турникетами — Малый Атриум. А вот там — представление книги «Война и мир в отдельно взятой школе».

Изображение

Список авторов книги как страница классного журнала,  их 24 (!) («Двадцатеро нас в ночь ушло…»), а на запланированное мероприятие — презентацию — явились трое. Остальным прошу отметить неявку. Особенно Драгунскому, застрельщику проекта — нет, он его не застрелил, он хлопнул первой главой как стартовым пистолетом и понеслась эстафета!

Опоздавшая к началу Строкина назвала текст неровным, но философичным — ой!

Она внесла интригу в повествование, в её главе подростки по маркам догадались, что они брат и сестра. (Не спрашивайте, как это. Всё, что мне вспоминается: «Сын, ты уже вырос, и я открою тебе страшную тайну — ты мне не сын! Ты мне дочь!»)

Сюжет, как упомянули участники встречи, похож на «Для пользы дела» Солженицына, только без советской лакировки — ещё раз ой. Что же там такое, что по сравнению с ним Солженицын — советский лакировщик?

Сюжет похож — детки пишут роман, чтобы защитить свою школу, обречённую на снос под элитную застройку.

Быков высказался с обычным добродушием: «Один не очень умный критик, а точнее говоря, дурак, сделал обо мне доклад, что основной способ моего творчества — паразитизм на русской классике. Чтобы сделать приятное дураку, я участвую во всех проектах по русской классике» Аудитория посмеялась и похлопала. Мдааа…

Паразитизм — потребление ресурсов другого, не давая ничего полезного этому другому взамен. Что же полезное Быков дал русской классике? Подведём предварительные итоги лет через 20.

Он же: «В одиночку нельзя работать в физике, математике… Коллективный роман был неизбежен.»

Ну какой же это коллективный роман?

Антон Соя (первый справа на фото): «Это странный проект, не соавторство. Пишущие вместе люди выбирают соавторов сами, а нас просто набрали в проект.»

Каждый писал свой кусочек, с другими никак не взаимодействовал — сейчас довольно часто встречаемый расклад при написании книг.

По сути книга — частый бредень (сеть такая, а не больной поток сознания, хотя книгу не читала, не поручусь), заброшенный на кошельки доверчивых читателей: авось клюнут хоть на какое-то имя в общем списке.

Быкова модератор воспринимала как приглашённую звезду, что, в общем-то, справедливо — кто больше всех работал в медиа, кто самое узнаваемое лицо? Уже есть поколение, что смотрит на современную и классическую литературу его глазами. Вот и схожесть этого проекта с солженицынской повестью он воспринимает как «положительную тенденцию — автор после неё оказался на Западе». Аудитория вновь посмеялась и похлопала: вера в то, что там рай, а здесь ад, непоколебима.

Хм, Дмитрий Львович уверен, что ему тоже предоставят вермонтское поместье? Помнится, он говорил, что западные издательства предлагали такие гонорары, что он однажды, не выдержав, предложил им свой роман бесплатно, в подарок.

Модератор Т.Стоянова, взглянув на длинный список участников проекта, нашла другое возражение: «Тут сложно всех авторов отправить на Запад.»

Так, сейчас проверю, что там с новой версией и если она прожуёт этот текст, то продолжу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *