Не рождены мы на обиду! — 2 ответов на Babyblog

Автор: | 13 июля, 2021

Олин пост про Куликово поле растревожил память. Три дня я упорно рылась на полках — искала тонкую детскую книжку в картонной обложке с военно-историческими стихотворными балладами Виктора Максимова.

Изображение

Перечитываю ее периодически, мне так нравится, что в ней собраны военные эпизоды из разных эпох, которыми можно очень здорово дополнять историческое чтение на самые разные темы. Потому что сама очень люблю поэтические и художественные дополнения, и дочке старалась изо всех сил это передать. Сюжетами каждого из длинных стихотворений-баллад становятся события отечественной военной истории с размахом ОТ и ДО в тысячу лет.

Изображение

Здесь есть походы Святослава, битва при Калке, Ледовое побоище, Куликовская битва. Здесь мечи, щиты и копья, так и оставшиеся символами оружия и защиты.

ИзображениеИзображениеИзображениеИзображение

На следующих страницах наступает эпоха огнестрельного оружия, здесь пушки и пищали — Иван Грозный, Петр Первый.

Изображение

И конечно, как только заходит речь о двенадцатом годе, мне вспоминаются строки:

— Я гусар, Денис Давыдов!
Вашу шпагу, генерал!

ИзображениеИзображение

И далее — Шипка, революция, Гражданская война, Великая Отечественная. Шашки, ружья, штыки и винтовки сменяются пулеметами и автоматами, но символический меч доходит до последней страницы, запечатлевшись в памятниках Второй Мировой.

Я больше всего люблю балладу о Куликовской битве и еще балладу о Гражданской войне про трубача Пашку. Их всегда перечитываю, если книга попадается на глаза.

Изображение

Кубанка набекрень,
горячий конь да шашка —
что надобно ещё
рубаке на войне!..
Ну, разве чтоб сыграл
трубач Васильев Пашка
под вечер про страну,
что вся горит в огне.

Ах сколько песен знал
пацан из Петрограда!
Но были у него
заветные, свои;
когда он брал трубу —
стихала канонада,
пристыженно в садах
смолкали соловьи.

Изображение

Как же замечательно, что есть теперь такая потрясающая штука — интернет, и я теперь могу найти и послушать песню «Трансвааль, Трансвааль, страна моя», про которую впервые прочитала в 10 лет, глотая страницы «Капитана Сорви-головы» Буссенара про англо-бурскую войну… А когда читала эту книжицу, мотива и слов еще не знала.

ИзображениеИзображение

И теперь то, ради чего затевался пост:

Изображение

БАЛЛАДА О БОБРОКЕ ВОЛЫНЦЕ

Когда рухнул батыр, убит,
и упал богатырь, сражён,
когда боль всех былых обид
полоснула по сердцу ножом
и пошла на Мамая рать,
а на рать навалилась Орда,
так насела, что нечем орать —
только стон да кровь изо рта,
когда стало дохнуть невмочь,
так нажал на дружину враг,
как хотел ей Боброк помочь,
но не двинулся ни на шаг.
«Стой!» — Боброк себе прошептал,
и лицом Боброк побелел,
но остался, где утром встал,
где князь Дмитрий встать повелел.

Когда смят был передний полк
и попятился правый край,
когда, зубы ощерив, как волк,
ликовал на бугре Мамай,
когда сгинул в пыли густой
князя русского стяг, Боброк
простонал через силу:» Стой!
Стой, Волынец ещё не срок…
Точно каменный столб в степи
стой и слёз до поры не трать!..
Стой, Боброк и терпи, терпи,
как терпела Отчизна-мать!
Как на дыбе терпел твой дед
лишь за то, что был горд и рус!
Как терпела сто сорок лет
окаянное иго Русь!..»

Так в терпении минул час.
И ещё один час… И когда
рёв победный холмы потряс:
раздвоила дружину Орда,
точно рана, рать разошлась
под ударами сабельных сим —
не сдержался Владимир — князь
и воскликнул » Почто стоим?!
Где в твоём ожиданьи прок?!
Рать разбита, проигран бой!..»

Только скрипнул зубами Боброк
и шепнул светлу князю: «Стой!
Ты не смерти — Победы ждёшь,
вот и стой, где стоишь с утра!
До поры наш с тобой терпёж!
Не пора ещё, князь! Не пора!..
Стой, как издревле повелось
на Руси стоять — до конца!..»

И когда не от крови — от слёз
поржавела кольчуга бойца,
когда полк засадный взроптал,
на подмогу идти готов:
добивал, дорезал и топтал
у Непрядвы Мамай братов —
не держал князь волынский речь,
что да сколько засаде ждать, —
молча взялся Боброк за меч
и очами сверкнул: «Стоять!»

И стояли, покуда ржа
не наелась железа всласть…
И когда, завывая и ржа,
в сечу конница ворвалась
и ударила русичам в бок
и у Дмитрия, сбитого с ног,
только хрип один из нутра —
вот тогда-то и вышел срок:
полной грудью вздохнул Боброк,
меч из ножен рванул Боброк
и чуть слышно шепнул: «Пора!..»

Изображение

Когда читаю эту главу, всегда ком в горле…

Вообще хотелось бы воткнуть сюда всю книжку, целиком, но вы при желании и сами найдете остальные тексты. В сети они есть.

Изображение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *