2020. Начало. — 16 ответов на Babyblog

Автор: | 12 сентября, 2020

Стартовала пятая ЛитераТула. Проходим, не стесняемся)

И прямо с порога проваливаемся в эту неповторимую атмосферу книжной ярмарки, встреч, окололитературных разговоров…

Да, народу не то, чтобы много. Но все-таки будний день. Завтра, конечно, будет гораздо больше.

Я пришла в начале второго и сразу попала на семинар Анны Годинер про книги об «особом детстве». Народу было ну вот совсем мало. Но компанию читателям)) составили Ольга Дробот и Алёна Васнецова.

Рассказывать и увлекать Анна умеет. Прямо зацепила несколькими книгами. А показала она их просто море. Основное в её выступлении: долгое время особые дети в произведениях художественной литературы если и были, то либо фоном, либо на вторых ролях. В их внутренний мир никто особо не лез. Картина начала меняться годов с 70-х, особенно стала заметна эта перемена в 90-х, ну и сейчас, понятное дело, тема очень раскрученная и развитая. Главное отличие от предыдущего периода — в первую очередь рассматривается взаимодействие детей с нормой и детей с ОВЗ. Не опека, не жалость, не взгляд со стороны. Взаимодействие. Когда каждый из детей может поделиться с другими своим миром. И попытаться понять и принять мир другого. Вот под таким девизом: «Я покажу тебе свой мир! А ты покажешь мне свой?» — Анна предложила познакомиться с некоторыми из книг об особом детстве, вышедшими за последний год.

И сразу после этой встречи начался круглый стол с тоже сложной тематикой: детские книги о смерти. Здесь гостей было больше: редактор издательства Поляндрия Юлия Тризна, писатель Светлана Нагаева и аж целых 2 психолога: Ирина Лесскис и Светлана Сурова.

Кроме всего прочего, на встречу привели подростков, которые внимательно слушали и даже вступали в беседу. Когда их просили)

Начала беседу Светлана Нагаева, которая представила свою новую книгу «Навсегда?»

Эту книгу она написала специально для своих детей, чтобы поговорить с ними о смерти дедушки, Светланиного отца. По ее мнению, такие книги должны читаться взрослыми вместе с детьми и быть психотерапевтичными не только для ребенка, но и для взрослого.

Юлия Тризна рассказала, что в издательстве Поляндрия неожиданно буквально с апреля было издано сразу несколько книг о смерти для подростков. Говорит, они сами были в шоке, потому что получалось, что Поляндрия — прямо какое-то «издательство про смерть». Но они-то знают, что на самом деле это «издательство про жизнь»! Но ведь смерть — это не антоним жизни, а её часть. Поэтому получается, что все изданные книги — про жизнь! Вот такая сложная философия)))

Юлия представила несколько книг. Мне по её описанию очень понравилась книга К.Зорн «Под защитой». Девочка-изгой перестает быть изгоем после гибели своей старшей сестры, звезды школы, которая при жизни тоже отпихивала ее от себя. А теперь героиня оказалась словно под её защитой.

Разговор о смерти в детской литературе продолжился с психологами и подростками. Причем мнения у ребят были разные. Кто-то говорил, что не хотел бы читать книги, в которых умирают герои, другие рассказывали о том, как переживали смерть родственников и даже домашних питомцев и считали, что книги вполне могут помочь это пережить. Психологи сошлись в том, что книга, конечно, помочь может. Но гораздо лучше и книг, и психотерапии общение с друзьями. Понравилось высказывание: «Нельзя низвести литературу до таблетки».

А что касается того, что смерть — часть жизни…посмотрите, какая жизнерадостная футболка у Светланы Нагаевой на круглом столе, посвященном теме смерти)))

После этой встречи в центральном зале началась нудная церемония объявления короткого списка лауреатов литературной премии «Ясная Поляна» с кучей умных мужчинок на сцене.

Мне стало тоскливо и я пошла совершать обход территории. Нашла много интересного)

Выставка иллюстраций Алексея Капнинского к переизданию легенд о тульском мастере Тычке

Книга у меня есть (с другими только иллюстрациями), она, если честно, не очень мне нравится, поэтому переиздание покупать не стала. Чуть позже была презентация этой новой книги, которая вышла в «Нигме». Но на тот момент я была в более интересной компании. В какой — чуть ниже расскажу)

Еще посмотрела выставку иллюстраций Татьяны Кормер. К книге «Собака Пёс»

И к «Каштанке», причем к Чехову — в разных техниках:

Ещё кругом много всяких городушек по «Транссибу»:

Ну и по книжным рядам прошлась.

Поприкалывалась над историей России от Мариэтты Чудаковой

И не удержалась, купила 2 книги «Абрикобукса». Единственное издательство, у которого здесь книги дешевле, чем в интернет-магазинах.

Ну и пошла туда, где ждала интересная компания))) А именно, создатели и некоторые авторы проекта «Война и мир в отдельно взятой школе»

Короче, рассказываю..Жили-были Анна Хрусталева и Анастасия Скорондаева. И пришла им в голову идея. Но пришла она не просто так. В 20-е годы прошлого века, в период всеобщей коллективизации собрались тогдашние писатели и решили написать коллективный роман (почему бы и нет, раз везде всё общее и коллективное). Но чтобы он действительно получился коллективный, пусть каждую следующую главу пишет другой автор. Начал Александр Грин, подхватили Каверин, Зощенко, Бабель, Катаев…в общем, весь литературный цвет того времени. Каждая глава печаталась в очередном номере «Огонька», и к концу года получился роман. Но опубликован он тогда не был, поскольку к концу написания часть его авторов оказалась репрессирована. А опубликовали его только в начале 2000-х, с предисловием Дмитрия Быкова. Назывался роман «Большие пожары».

И вот Анна Хрусталева и Анастасия Скорондаева решили собрать, по их словам, 24 сумасшедших автора-авантюриста и с их помощью создать такой же роман-буриме, но только суперсовременный. Начал роман Денис Драгунский, именно он предложил сделать героев похожими на героев «Войны и мира». И потом новые авторы писали дальше свои главы. Предлагали стать авторами многим. Кто-то отказывался, кто-то сначала отказывался, потом быстро менял свое мнение и соглашался. В процессе пришла идея привлечь и разных художников, то есть каждую из 24 глав иллюстрировал свой художник. Разные главы писали Эдуард Веркин, Анастасия Строкина, Нина Дашевская, Антон Соя, Сергей Лукьяненко, Серафима Орлова и много кто ещё. На встречу пришли четверо (четвертый у меня на фото не влез)

Справа — автор 2 главы Игорь Малышев. Он утверждает, что воспринял эту работу как игру в команде, к которой нельзя подходить серьезно. Да, конечно. многое получилось в итоге нелогично, но все авторы старались вжиться в героев.

В центре вы, конечно, узнали Нину Дашевскую. Это автор 5 главы.

Предполагала ли она, чем закончится роман? «Если знать, чем всё закончится, — сказала Нина, — не стоило в это и ввязываться». Процесс работы над этим проектом был для нее гораздо важнее и интереснее результата. Считает слабой стороной то, что в романе действуют практически герои-вундеркинды. По ее словам, таких героев любит Веркин, только у него их чаще всего один, а здесь все) На вопрос, всем ли будет интересно читать этот роман, ответила честно: «Я не представляю себе текст, который будет интересен всем».

Александр Григоренко (который на моё фото не влез)) отличился тем, что в своей главе вывел героев из Москвы аж в Сибирь. «Война и мир» требует простора», — сказал он. — Что такое провинция? Можно быть провинциалом и в центре Москвы!»

А вот этот сильно бородатый дядька слева — Владимир Березин — оказался самым многословным.

Он стал говорить, что надо было изначально придумать правила для авторов, в частности, заставить всех авторов писать про Толстого. А так получилось ужасно. Потому что у Толстого в «Войне и мире» было много безумства, например, он показал войну такой, какой она никогда не была, то есть у него вот совсем всё неправда. А у современных авторов безумства оказалось маловато. И ещё он сказал такую вещь: «Мировая литература живая, это существо, из которого можно надёргать ниток и сплести свой узор. Не верьте, что классику трогать нельзя!»

Что же это получилось за произведение? Повествование, в котором каждый автор пытается перетянуть одеяло на себя? Или просто каждый хочет рассказать свою историю?

Я не знаю, кому как, а мне уже безумно хочется прочитать этот роман! Находится он на сайте «Хочу читать»! Но говорят, достаточно вбить в поисковике: «Война и мир в отдельно взятой школе» — и сразу всё выскочит)

Ну а потом тема Толстого продолжилась лекцией Юрия Сапрыкина «Толстой тут рядом»

Известный журналист и критик рассказывал о совершенно стихийной волне увлечения и интереса к Толстому в последние 10 лет. Пишутся книги, снимаются фильмы, в которых мы видим великого русского писателя не бронзовой статуей, а живым человеком, очень близким по духу нашим современникам.

В Ясной Поляне проходят театральные фестивали и интерактивные экскурсии; в соцсетях появляются профили писателя. Он сходит с пьедестала, на который был возведен, и становится человеком. Почему именно Толстой сейчас на такой волне интереса? Никто не знает. Вот, вроде бы, готовятся к 200-летию Достоевского, деньги выделяют, проекты готовят под это дело, а тихо в этом направлении. А с Толстым — стихийно, без гос. проектов и особых средств. Неожиданно Юрий среди слушателей нашел какую-то девушку и сказал: «Смотрите, это же Катя Гущина! Она придумала графический роман о путешествии из Москвы во Владивосток! И то, что сейчас издал «Самокат», хуже, чем у нее в тетрадке! А теперь она придумала новый проект — «Сто вещей, над которыми плакал Лев Толстой!» Вот примерно так это выглядит:

А так выглядит та самая Катя:

Очень хочется, чтобы ее графический роман издали. Я бы купила)

Очень много, с большим интересом и любовью, Юрий рассказывал о Толстом. Ко мне присоединилась сначала одна моя подруга, которая приехала из Питера всего на 2 дня, и сейчас, я думаю, уже на пути к вокзалу. Она ещё накануне говорила: «Это очень крутой лектор, надо сходить на него обязательно. В Питере это стоит денег, а тут — бесплатно»))) Потом другая подруга. Лекция затянулась почти на 2 часа. Вопросы всё задавали и задавали. Последний вопрос был совершенно неожиданным: с чем у Юрия Сапрыкина ассоциируется 2020 год. Юрий посмотрел в окно, за которым на протяжении всей лекции ездили 2 небольших экскаватора, и сказал: «С балетом вот этих двух экскаваторов с абсолютно непредсказуемой траекторией движения».

Пусть уже траектория эта выровняется) А мы, впечатленные и культурно обогащенные, вышли с фестиваля, слопали пиццу и отправились домой по родному вечернему городу. Хороший он у нас все-таки…

Вот такой взрослый день на детском фестивале) До встречи завтра!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *